Субъективный ушной шум и гиперакузия

Лечение флюктуирующими токами

О.А. Голубовский
Московский НИИ уха, горла и носа МЗ РФ

     Следует разделять гиперчувствительность к звуку на три самостоятельные формы: ФУНГ, фонофобию и собственно гиперакузию, которые имеют разные патофизиологические аспекты.
Слуховой рекруитмент
 (ФУНГ) вызван уменьшением числа нейтральных элементов внутреннего уха (обычно волосковых клеток), в результате чего незначительное изменение интенсивности стимула вызывает непропорционально большое изменение в реакции уха. Другими словами, много большее, чем в норме, число нервных волокон «вербуется» (рекрутируется) для ответа на соответствующий звуковой стимул.
Фонофобия
 
проявляется тогда, когда развитие повышенной чувствительности, всегда вовлекающее лимбическую систему мозга, вызывает автоматическое возбуждение автономной нервной системы с вызванными адреналином реакциями тела, такими как учащение сердечного ритма, потение, напряжение мышц, реакция агрессии (раздражение, гнев, тревожность) и т.д. Психологически человек не может сосредоточиться, опасается глухоты, избегает определенных акустических ситуаций, и, наконец, обращается к ЛОР-врачу по поводу расстройства слуха или к психоневрологу по поводу общего состояния нервной системы.
Собственно 
гиперакузия (сверхчувствительность к звуку) связана с центральными процессами обработки звука и в случае нарушения слуха может сочетаться с рекруитментом. Однако при нормальном, соответствующем возрастной норме слухе гиперчувствительность относится к гиперакузии, но не связана с ФУНГом.

     Каждый сложный звук кодируется 10 000 волокон слухового нерва и только через 100 мс достигает слуховой части височной доли мозга. За этот период закодированный сигнал подвергается обработке (более сложной, чем компьютерная программа).
 Центральные отделы слуховой системы прежде всего оценивают сигнальную важность данного звука путем сравнения его с хранящимися в памяти образцами предыдущего опыта. Звук может иметь малую силу, но огромное сигнальное значение. Слуховое восприятие контролируется лимбической системой (центры эмоций и обучения), усиливая тихие, но значимые звуковые сигналы и подавляя громкие, но нейтральные шумы («эффект контраста»). Изменения в эмоциональном статусе человека в результате нарушений в симпатической нервной системе у ряда пациентов приводят к «глобальной» гиперакузии уже почти на все звуки, также как и на другие стимулы, такие как зрительные, обонятельные, вкусовые.

     По определению Н.С. Благовещенской [2], гиперакузия представляет собой своеобразное ирритативное состояние слухового анализатора. Проявляется эта патология в том, что больные оценивают слабые и средней интенсивности звуки как сверхгромкие, даже с болевым оттенком.
В патофизиологии этого феномена, помимо ирритативного состояния центральной нервной системы, значительную роль играет 
акустический рефлекс, создаваемый мышцами барабанной полости. Принято считать, что акустический рефлекс у человека является главным образом результатом сокращения стременной мышцы, так как напрягающая барабанную перепонку мышца отвечает только на особо интенсивные звуки. Поражение рецепторного аппарата улитки нередко сопровождается повышением тонуса мышц барабанной полости, что является защитной реакцией, направленной на предохранение его от акустической травмы. В случае отсутствия данной защитной реакции или вследствие нарушения иннервации среднего уха с нарушением сократительной функции мышц барабанной полости может наблюдаться феномен гиперакузии.
Механизмы развития гиперакузии и субъективного ушного шума*, а во многих случаях и этиологические факторы, недостаточно ясны.

Субъективный ушной шум (СУШ) можно определить как патологическое слуховое ощущение,
возникающее в ухе при отсутствии внешнего звукового источника,
но, как правило, при наличии самой различной патологии на любом участке звукового анализатора.

     И субъективный шум, и гиперакузия могут быть расценены как фантом слухового восприятия (кстати, Н.В. Белоголовов в 1947 г. [1] назвал маскировку шумом «следом», который замещает собственный шум): восприятие звука, слышимого «в ушах» или «в голове» очень реально, но не связано с внешним источником звука, а негромкий по интенсивности звук расценивается как сверхгромкий.
Каждый человек слышит этот звук после воздействия громкого шума или пребывая в полной тишине.
Постоянно присутствующий шум в большинстве случаев (около 75%) является привычкой реагировать на сигнал, вызыващий лишь небольшой дискомфорт. В ряде случаев восприятие ушного шума или явление гиперакузии ассоциируются с негативными эмоциями, например боязнь потери слуха или заболеваний мозга, что приводит к фокусированию внимания на этих симптомах.
Подсохнательное генерирование отрицательных эмоций вовлекает лимбическую (эмоции) и симпатическую нервные системы в состояние постоянной тревоги. Мозг усиливает степень громкости этих звуков и делает их важными, как реальное или потенциальное повреждение в организме (мы можем сознательно слышать) тиканье будильника, хотя в другой момент этот звук, приходя в ухо, не выходит в сознание). Подтверждение вовлеченности 
лимбической системы мозга в восприятие шума дает усиление шума от эмоций — стресса, переживания по поводу выхода на пенсию, несчастья и т.д., хотя сигнал, идущий от уха, остается прежним. Сохранение такого субъективного шума или гиперакузии развивает тревожность, чувство безнадежности и отчаяния, стимулируя лимбическую и симпатическую нервную системы продуцировать негативные и навязчивые эмоции, снижающие качество жизни.

Нами в схематическом виде изложена гипотеза функциoнaльнoгo состояния центральной нервной системы, вызывающего у пациента субъективный ушной шум или гиперакузию.

Условно соответствующие области коры головного мозга обозначаются как «сознание» (блок 1). В этих областях производятся восприятие и оценка сенсорных сигналов, поступивших человеку.
Нижняя часть схемы условно называется «подсознанием». Она состоит из ряда морфофункциональных блоков.
В блок 2 включены рецепторные и проводящие образования нейронов различной модальности. Этот блок является источником импульсации нейронной активности, вызванной внешними и внутренними воздействиями.
Блок 3 представляет собой нервные центры, обнаруживающие сенсорные раздражения, начиная от пороговых и кончая дискомфортными.
В блоке 4 все приходящие из сознания и из подсознания сигналы вызывают эмоциональные ассоциации, чаще всего ментальные (т.е. «я это уже видел»; «я это уже знаю») и ассоциации выживания («это опасно; этого надо избегать»). Ассоциации выживания тесно связаны со способностью обучения и обеспечиваются в основном лимбической системой. В общей жизнедеятельности человека наиболее быстрыми и эффективными являются инстинктивные проявления (уход от опасности, охота за добычей, половое поведение). Система выживания (центральная лимбическая) тесно связана с автономной нервной системой, основой которой является симпатическая нервная система (солнечное сплетение, верхние шейные ганглии и т.д.).
В условиях негативного раздражения лимбической нервной системы человек испытывает тревожность, раздражительность, страх, внутренний дискомфорт (блок 5).

В общем функция предложенной нами схемы следующая. От блока 2 без значительных изменений поступает рецепторный сигнал в блок 3. Обнаруженный в блоке 3 сигнал через обратную связь воздействует на блок 2, т.е. или делает сенсорный вход более чувствительным, или, наоборот, меняет его характеристики на защитные. Далее от блока3 (из подсознания) обнаруженный сигнал поступает в соответствующие области коры головного мозга, где он воспринимается и оценивается. В свою очередь из блока 1 для необходимых в данный момент целей активизируется система для обнаружения сигнала. Кроме того, сигнал из блока 3 проходит в ассоциативный центр (блок 4), который также имеет обратную связь. Если настоящее состояние организма находится в условиях оптимального выживания, то эта информация проходит в блок 1 и не вызывает каких-либо воздействий высших центров коры головного мозга на подкорковые центры.

Однако если система в блоке 4 дает сигнал в блок 1 об опасности или дискомфорте, то «сознание» генерирует регулирующие импульсы для защитной функции автономной нервной системы (блок 5). Кроме того, сознание может давать импульсацию на автономную нервную систему (блок 5) для соответствующей физиологической деятельности.

В условиях субъективного ушного шума и гиперакузии двусторонняя связь между блоком 1 и блоков 3 и двусторонняя связь между блоком 1 и блоком 5 устанавливается как постоянная, и человек воспринимает шум в ушах как состояние «нездоровья».

     В мировой литературе описаны различные оригинальные методики лечения СУШ и гиперакузии.
Наиболее эффективными методиками в лечении СУШ и гиперакузии, по данным литературы, являются различные виды физиотерапевтического воздействия на область наружного и среднего уха. Для лечения обследованных больных были использованы способы и устройства, включающие применение флюктуирующих токов [3].

Флюктуоризация является методом воздействия с лечебной целью синусоидального тока малой силы и низкого напряжения, который беспорядочно меняется по амплитуде и частоте в пределах 100-2000 Гц.
Благодаря беспорядочному изменению параметров флюктуирующих токов на протяжении всего времени воздействия в тканях не развиваются явления адаптации, они вызывают образование в возбудимых системах асинхронной импульсации. Флюктуирующие токи оказывают обезболивающее, противовоспалительное и рассасывающее действие.

В механизме противовоспалительного действия большое значение имеет сосудистая реакция: под влиянием этих токов активизируется трофика тканей, ферментативная деятельность, а следовательно, и процессы рассасывания токсических веществ тканевого распада. Симметричный флюктуирующий ток уменьшает отек, ускоряет регенерацию тканей и рассасывание воспалительного очага. Флюктуирующие токи хорошо переносятся больными, причем лечебный эффект в большей степени связан с интенсивностью и длительностью воздействия применяемого тока. Противопоказаниями для их применения являются новообразования, заболевания сердечно-сосудистой системы в стадии декомпенсации, тромбоблитерирующие заболевания, кровотечение, гипертоническая болезнь и возраст до трех лет.

ЛИТЕРАТУРА
1. Белоголовов Н.В. Ушные шумы и основы их терапии. В сб. трудов Лен. НИИ по болезням уха, горла, носа и речи. Л 1947; 8: 90-122.
2. Благовещенская Н.С. Отоневрологические симптомы и синдромы. М 1990; 256-334.
3. 
Красильников Б.В. Лечение субъективного ушного шума флюктуирующим током в сочетании с замкнутым пневмомассажем. Актуальные проблемы оториноларингологии. М 1997; 72-74.

Вестник оториноларингологии

http://galactic.org.ua/Prostranstv/n_v_slux-1.htm

Добавить комментарий

Please log in using one of these methods to post your comment:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s